Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский многожанровый мир, где магия сплетается с технологиями, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, приоритет рисованным внешностям. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский многожанровый мир, где магия сплетается с технологиями. Эпизоды, смешанный мастеринг, приоритет рисованным внешностям. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
их ждут в игру
04.05.2024. Обновилась карта планетарной системы, весь остальной раздел с планетами ушел на переделки, добавлено базовое описание планеты Фригия. Добавлены названия всех спутников и лун. 01.05.2024. Обновлены постописцы и выбраны посты месяца. Продлены все ивенты. 09.04.2024. На форуме установлена дополнительная защита от регистрации ботов, это попуг-антибот! В виде оригинальной капчи. 27.03.2024. Обновлено описание фэдэлесов. Дополнено описание расы драконов, теперь там более подробно прописан концепт всадников. Перепроверены ранее обновленные расы. Изменен концепт расы эделиров. 01.03.2024. Обновлены постописцы и выбраны посты месяца. Сокращена одна из ролей богов второго поколения. Продолжается работа над общим обновлением матчасти. 12.02.2024. Обновлено и расширено описание нуклеумов. Данные концепты уже давно игрались, но ранее не были внесены в «официальную» матчасть. Нуклеумы стали общим термином для существ измененных под воздествие магии или иных живых существ предпочитающих образовывать симбиоз с хозяином. 23.01.2024. Обновлен список играющих персонажей, теперь там стоит html оформление, исправлены мелкие баги и недочеты, стартовали ежемесячные активности. Всем хорошего настроения и вдохновения ☆ 05.01.2024. У нас появился свой стикерпак в Telegram, стикеры с персонажами Энтероса так же добавлены на форум. За такой подарок благодарим Вейдталаса, а так же художника Кикоро. 31.12.2023. Поздравление с Новым годом и слова благодарности ♥ 27.12.2023. Добавлена функция автоматической упаковки нужного изображения в рамку по умолчанию, готовимся к встрече нового года, а так же ждем ваших заявок на посты месяца. 12.12.23. Изменения описания рас: дриммэйры, балионтары, дифинеты. В заглавное сообщение перечня рас добавлены важные уточнения. 07.12.2023. Оптимизирован и упрощен путеводитель по миру. Расставлены основные акценты в «коротко о главном». 05.12.2023. Добавлена возможность игры без изучения боевых систем, умений и артефактов. Лигрумы полностью обновлены. Противостояние пустых и одаренных, школа волшебства, магия и технологии уже там. 04.12.2023. Драконы стали отдельной расой. Эссенции перенесены в первое сообщение перечня рас. В соответствии с этим внесены правки в список принятых персонажей. 01.12.2023. Обновлены постописцы и выбраны посты месяца. Появилась раса энфириалов, весь раздел рас ушел на обновление. Началось снежное торжество! 25.11.2023. Обновлены аспекты мира, переписаны и реструктурированы все статьи, появилась навигация в заглавном сообщении темы. Акции от игроков и амс теперь находятся в хотим видеть. 12.11.2023. Обе системы боя (базовая и официальная) теперь находятся в одном разделе. Оптимизирована и сокращена информация по официальной системе боя. 10.11.2023. Обновлен раздел с предметами и артефактами, оптимизирована и сокращена информация, переписаны свойства артефактов. Больше нет разделения в организациях на базовое и авторское, все теперь находится в организациях и локациях. У архонтов снято ограничение связанное с увеличением жизненного цикла. 02.11.2023. Обновлены активисты и выбраны посты месяца. Продолжается работа над обновлениями. 19.10.2023. Энтеросу исполнилось 8 лет! Желаем всем не иссякающего вдохновения и побольше свободного времени на литературное творчество! 05.10.2023. Продолжается работа на оптимизацией матчасти, планируется пересет уровней и изменение системы прокачки. Потихоньку мы отходим от цифр и делаем упор на литературную подачу персонажа. Подробнее можно прочитать в теме с новостями. 01.09.2023. Обновлены активисты и выбраны посты месяца. Вот и настала осень, готовимся ко дню рождения форума и ловим звёзды! 27.08.2023. Действуют ежемесячные активности, исправлена карта планетарной системы мира, под нее будет немного подправлено общее описание. Провожаем лето, встречаем осень! 01.08.2023. Обновлены активисты и выбраны посты месяца. Вот и пролетел еще один месяц лета, ждем всех из лоу и желаем солнечного вдохновения! 10.07.2023. Опрос по мини-ивентам июля. Продолжается неспешная работа над обновлениями: карты планет, сюжетная хроника, аспекты мира и базовые организации. 06.06.2023. Обновлен второй домен, теперь форум доступен по второму адресу darkeros.ru, летним интерактивом в этом месяце выбраны мудборды, ассоциации на персонажей. 25.05.2023. Актуальное по обновлениям! Были внесены изменения в матчасть и поставлены сюжетные акценты. Начался прием заявок на посты месяца. 26.04.2023. Обновлены профили, появился счетчик постов и разделение игровой валюты, добавлена возможность ставить свой стикер поверх кнопки ведущей на карточку развития персонажа. Переоформлен магазин, внимание! Некоторые цены были изменены. 09.04.2023. Обновлены правила проекта, изменена базовая боевая система и игровая валюта, подробнее в теме объявлений, а так же успейте принять участие в актуальных активностях.
постописцы
пост месяца Раоден: На темной броне еще плясали капли запекшейся крови, и некогда чистая платина волос казалась грязновато-розовой – небеса были хмурыми, и там, высоко в облаках, было влажно и ветрено, а в груди — свежо и ясно, будто последний полет был еще вчера, а не несколько месяцев назад... читать дальше.
пост месяца Санхельм: Безжизненно. Казалось, в этих землях поселилась смерть, укутала всех своим мрачным одеянием, заставив заснуть навеки. Санхельм ощущал это каждой клеточкой тела и никак не мог избавиться от гнетущего ощущения на душе. Одна лишь выжженная пустыня. Ни души. На месте города лишь пепел да камни... читать дальше.
пост месяца Сангвиния: У них хоть раз такое было? Чтобы он вот так запросто делал ей комплименты — не в постели. Чтобы он вот так запросто улыбался, был таким спокойным и размеренным — даже когда она ждала ребенка он казался беспокойным. И в конце — печальным. Потому что, разумеется, прощался с ребенком, которого бы оставил одного... читать дальше.
пост месяца Зефир: Дожди в Мельхоре последние два дня идут беспрерывно уныло. Вода заполняет город постепенно. Бьели-камель, словно камень, кидают в большую лужу. У зефира не получается увернуться от брызг. Сначала он думает о сером мерине в белое яблоко, потом о «ягнятах», мокнущих под ливнем... читать дальше.
пост месяца Тилира: Время течет незаметно, будто вода сквозь раскрытые пальцы, касаясь теплой кожи холодом чтобы напомнить о себе. Время слишком неосязаемо для следующих тенями за вечностью, стирающей грани веков и тысячелетий в единый миг минувшего... читать дальше.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Объявление

путеводитель telegram упрощенный приём звездопад созвездие ТЕМА НЕДЕЛИ «драконы»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » НЕУДЕРЖИМЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ » ВТОРЖЕНИЕ. Разбитые оковы


ВТОРЖЕНИЕ. Разбитые оковы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

ВТОРЖЕНИЕ

Разбитые оковы

место действия


Паутина, 3004 год
Пространство за пределами миров

участники


Тонатос
Инвиктус

https://i.imgur.com/ANDxKLv.png

И мир содрогнулся…
[indent] Ничто не предвещало бед, но последствия прошлых ошибок тянулись одна за другой приводя к необратимому. Нарушенный мировой баланс после уничтожения одной из горячих звезд Энтероса постепенно раскачивал маятник по нарастающей с каждым ударом задевая все новые слои непостижимой материи ткущей ткань мироздания. Пробуждение космических монстров было первым тревожным сигналом, а дальше все больше… пространственный парадокс разрывающий грань миров, возрождение Нонтергара, множество культов пытающихся воззвать к иным богам, аномалии времени и теперь тревожное эхо вновь пронеслось по Энтеросу.


[indent] Мир Паутины - пуст, в безграничном ничто могут безвозвратно потеряется целые вселенные, но пи этом они не прекратят существовать... лишь станут столь незначительны по сравнению с бесконечностью, что их существованием можно будет смело пренебречь. Это место между всеми мирами есть ничто иное, как единая прослойка вакуума, которая в последнее время обрела новую для себя цель: не разделять, а связывать воедино. Пустота наполнилась хитросплетением путеводных магических нитей, создающих единую сеть между пространствами, и из царства небытия вознеслась до обители всего сущего. Но стоит быть осторожными, вед в каждой Паутине обитают свои пауки.
[indent] Боги Энтероса для них не более, чем соринки. И владельцы грандиозного сооружения уже почувствовали присутствие чужаков, активируя охранную систему, и теперь даже Демиург не сможет гарантировать своим детям выживание в чужом и опасном мире... а за спиной беспомощно растаял портал, своим исчезновением обрывая последнюю связь с домом.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
[боевая система - официальная]

По мере продвижения этой арки здесь будет появляться краткое описание действующих NPC

Очередь постов: Инвиктус → Тонатос → ГМ

+2

2

Злорадство - неприлично.
[indent] Особенно, когда вожделенный приз достаётся тебе без значимых усилий, но ныне Инвиктус просто не сумел скрыть за улыбкой булькающую желчь мрачного ликования. Приятное тепло разлилось по каждой клеточки тела, шевелясь внутри грудной клетки, подобно склизким щупальцам монстра, удушливо обнимающего сердце обжигающим чувством... беспощадной жажды. Мужчина с упоением наполнил легкие воздухом, стараясь запечатлеть этот краткий миг на всех возможных уровнях ощущений: запах, звук голоса, взгляды, ритмичные импульсы стучащих в груди сердец... Инвиктус с трепетной заботой сохранил в памяти даже танец оседающих на шелке волос обрывков пепла.

- Моя драгоценная семья.

[indent] Они стояли перед ним, прямо как несколько миллионов лет тому назад, но сегодня все было совсем иначе. Не так ли? Громкий, торжествующий смешок срывается с искаженного от безумного восторга лица. Инвиктуса корежит изнутри от ощущений, которые он успел позабыть... от ощущений, которых они его лишили. Он ждал. Ставший лишь тенью былого могущества, обреченный томится в оковах чужого страха. Но времена. Они меняются.

- ... скоро.

[indent] Инвиктус молча отворачивается от нежно любимой родни, позволив лазурной глади портала поглотить свой силуэт, но на изъеденной пламенем поляне еще долго будет витать отголоски мыслей Безумного бога: его ярость, его боль, его страшная одержимость... и горькое послевкусие чёрного торжества.

× × ×

[indent] Мир Паутины встретил Хаос хлестким касанием чужеродной энергии, сравнимое с ударом хлыста прямо по лицу. Для любого деоса мир, к созданию которого он не приложил руку, кажется патологически неправильными. Не заслуживающим право на существование. Инвиктус добродушно улыбается этой преступно-несовершенной реальности, глядя в чернильную бездну алого ока, зависшее в ржавых небесах... кажется, ему оно понравилось.

- Портал закрылся? - с наигранным удивлением обронил деос, не утруждая себя тем, чтобы обернутся. Тонатос могла видеть только силуэт своего Темного близнеца, очерченный тускло-красным светом, - какая жалость, это значит мы не сможем вернуться, по крайней мере, так просто.

[indent] Божество войн замолкает, с долей гуманного понимания даря сестре возможность свыкнуться с этой мыслью, а так же успеть оценить чудовищность чужого пространства. Немногословность Инвиктуса в дьявольской смеси с невозмутимым спокойствием выглядели до дрожи пугающе. Он не был похож на себя... до тех пор пока не обернулся.
Уголки губ гротескно растянулись, обнажая равные белые ряды нечеловеческих клыков.
А кроваво-алые радужки сверкнули в разы ослепительнее желтоватого обода небесного Ока.

- Впрочем, они давно хотели от меня избавится, - насмешливая жалость была куда циничнее и мерзостней открытого глумления, - но для мня стало неожиданностью, что наша любимая семья так просто пустила в расход и тебя, - делает шаг на встречу, осторожно протягивает руку, вкрадчиво заглядывая в такие знакомые глаза, - нет нужды в сожалениях, Тонатос, ты виновата лишь в том, что наивно уверовала в сладкую грёзу о том, что они способны принять тебя... - после всего, что ты сделала, что мы сделали, - стоит лишь поступать правильно, соблюдать правила, быть удобной. И наши сородичи вновь повернутся к тебе лицом.

[indent] Немигающий взгляд, казалось, готов был проникнуть под кожу... прямо как острые иглы удачно подобранных слов Безумного божества.

- Но оглянись вокруг. Здесь нет никого. Только я.

[indent] Шелестящий шепот, удушливым мускусом заполняет тишину.

- Потому что они презирают нас одинаково, так есть ли смысл усугублять это одиночество ненавистью друг к другу?

+1

3

[indent] Слишком резко стихло. Эфемерные столпы силы, потоками исходящими от фэдэлесов со всех уголков огромного мира, рухнули следом, пусть деос и продолжала чувствовать в себе привычно циркулирующую мощь. Но это ощущение полной отрезанности... Тонатос морщится. Пустота паутины с первого глотка инертного воздуха показалась не имеющим дна океаном, где приоритетной задачей было не стать бездыханной окаменелостью; нечеткие ожидания разбились о рифы неизвестности.

[indent] И во всей этой абсолютно чужой изнанке Тонатос слышит голос.
[indent] Единственный, всегда родной, давно знакомым пряным дурманом осторожно ласкающий её мысли, пусть даже от чуткого слуха не ускользают явные оттенки лжи. Алые губы едко ей усмехаются - так она и знала - а глаза почти нерешительно поднимаются наверх, ведь долгий зрительный контакт - в их случае - всегда грозил случайным эффектом.

- Ну, они хотя бы говорят мне правду.

[indent] Во всяком случае - всегда пытались. Да и Инвиктус, кажется, часто забывал, что у них с сестрой немного разные спектры восприятия всего. И вещи, которые кажутся одному пустышкой, для другого обретают первостепенную важность - как та же истина, которую для Тонатос отрицать невозможно. Общество хаоса никому не приносило пользы - это, такое простое, концентрировалось в ней миллионы лет, и навязанное другими разделение лишь укрепляло до ужаса очевидную мысль. Казалось, будто бы этот буквально впаянный в тело катехизис давно стал прочным и нерушимым фундаментом существования, от того так рьяно Тонатос боролась с каждой аномалией, каждым въедливым зерном хаоса, уничтожая их еще раньше, чем те проросли и расцвели бы черным маком. Непростительным было даже то, что они с Инвиктусом сейчас рядом, в двух шажках, так критически близко друг к другу. Чужая ладонь тянется навстречу, а мир резко окрашивается в агрессивный красный, с темными помехами в глазах, бьется морозным током, и Тонатос дергается, отступая назад. Былое спокойствие сгорает в пламени вечного заката Паутины. Деос в очередной раз морщится, а чужие слова приносят почти физическую боль - это было лишь едким началом.

- Я не ненавижу тебя, - давит она полушепотом в ответ. Хотела бы солгать, но не способна, а ведь многое стало бы проще и понятнее, не так ли? Столько усилий чтобы всегда и во всем себя контролировать: в словах, в действиях, в поступках, которые обязательно будут иметь последствия. Столько было возложено на святой алтарь непоколебимости, видимой и невидимой силы - о, Тонатос всегда было важно ощущать внутреннюю мощь, словно та смогла бы защитить её если не от других, то от самой себя. Каждое слово близнеца и в самом деле острый колышек, который поразительно точно влетал лишь в красные десятки. Теплые руки касаются висков, будто бы у Тонатос резко сильно разболелась голова. Страх? Нет, невозможно бояться своего отражения. Это - другое.
- Хватит, прошу. Прекрати это.

Оглянись_вокруг. Здесь_некуда_бежать.

[indent] Неосязаемый внутренний барьер дает первую различимую, ощутимую трещину. Этот звон весьма четко проехался по ее подсознанию, заставив сердце пропустить удар. Отчего таким странным казалось каждое пылкое слово, не от того ли, что отдавало... правдой? Той самой, которую Тонатос слишком редко слышала от своего близнеца. Сладкий шепот так красиво и четко вставал под картинку её бессмертной жизни: нет, не изгой, скорее многие и правда относились к ней с недоверием и осторожностью. Ходячая бомба, готова рвануть в любой момент - клеймо, от которого не отмоешься ни кровью, ни временем. Тонатос медленно выпрямляется и делает невидимый шаг. Он - не физический, он в громко пульсирующих мыслях. Бессмертная неуверенно ступает на лестницу, которую так долго и тщательно строили только ради нее одной, и с которой не сойти и не свернуть назад, лишь продолжать идти дальше.

Хотят избавиться?
И от нее тоже? Что ж...

- Быть может лишь из чувства страха. Но все это, - Тонатос мотает головой, указывая на окружающую близнецов златую пустошь. Впервые за недолгое время она задумалась, что не слышит мысли Ризанис - словно та ушла в глубокую спячку, оставив свою хозяйку. - Даже не смей лгать что не знаешь где мы, а главное - зачем. Раз здесь ничего нет - нам нечего тут делать вместе. Это не для нас, забыл? - тлеющие угли глаз в полумраке паутины разительно горят искренним живым огнем. Тонатос всё еще чудится, будто вовсе не она здесь - самое запутавшееся в вязкой пустоте существо. Всё еще наивно верит, что это всё - не про неё и не ради них, а ради мира, который остался где-то далеко.
Всё еще.

[icon]https://i.imgur.com/l01up0T.jpg[/icon]

Отредактировано Тонатос (11.02.23 01:23:58)

+1

4

Хаос не обязывает
https://i.imgur.com/FlRvqEA.png

[indent] Божество Хаоса как-то слишком благосклонно растягивает уголки губ в снисходительной полуулыбке. Вот его беззлобный и молчаливый ответ на бескомпромиссный отказ, но при этом Хаос даже не думал убирать протянутую руку. Он никогда ее не уберет. Что бы Тонатос не делала, о чем бы не думала, какие бы подвиги не венчали славой имя богини Порядка... он будет рядом. Чернильная тень, отброшенная слишком ярким светилом. Одинокая. Голодная. Вечная. Чернота никогда не престанет жадно тянуть к богине руки, вожделея ухватить за тонкие запястья, утягивая в незримый для прочих детей Света мир... чудесный мир.
Где он ждет ее в темноте.
Ослепительной, восхитительной темноте.

- Я никогда вам не лгал, - Инвиктус имеет слишком много общего с насытившимся добычей змеем. Даже его голос обычно такой бархатистый и глубокий, вдруг проваливается до едва различимого шелестящего шепота, словно сейчас близнецы по-детски секретничали, спрятавшись от всего мира, - никогда не делал того, о чем вы сами меня не просили. Разве нет? Открою тебе тайну, сестра, каждый из вас хотя бы единожды являлся в царство Хаоса, поддавшись мимолетному зову собственных желаний. И никто не услышал отказ в ответ на просьбу... а потом я получил воздаяние за щедрость, как будто был виновен в темноте чужих душ, - широким жестом руки Хаос указал на раскинувшуюся вкруг них пустоту, - разумеется я знаю где мы находимся. Вы ведь сами нарекли меня властителем пустошей, изгнанником, ненужным элементом мира. А теперь удивляетесь тому, как велико и ужасно царство отвергнутых? - гротескные театральные ужимки: Инвиктус разочарованно вздыхает, быстро и непонимающе моргает, на миг скрывая за веками обжигающе-алую радужку, - Вынужден признать, подобные обвинения кажутся безумными даже мне.

[indent] Злоба давно не цветет в груди божества яркими соцветиями ненависти... она пожухла, скукожилась, окаменела. Стала буквально неотъемлемой частью скелета... частью вечевой бури беспорядка внутри черного нутра божества войны. Это стало неизлечимым симптомом, родившимся из несправедливости наказания, которые клеймили Хаос унизительными цепями клятвы. Стоит отдать Инвиктусу должное, он практически мгновенно научился говорить о своем незавидном положении, как о чем-то само собой разумеющемся, ища сотни путей игнорировать запреты. Но в этом крылся самый коварный из его обманов. Он не забыл. Он не простил.

- Впрочем, ненависть совсем не обижает меня, - откровенность очередной тайны опаляет мочку уха, касается тонкой пряди черных волос... его дыхание слишком горячее, чтобы принадлежать человеку. Когда он успел подойти так близко? А может быть он никогда и не отходил от нее, - посмотри вокруг. Здесь нет ничего. Ни любви, ни надежды, ни страха... пус-то-та, тебе не ведома моя радость от возможности наполнить небытие яркими искрами твоей ненависти. Потому что теперь ты по милости наших нежно любимых собратьев - часть этого мира неудобных и непонятых творений Демиурга.

[indent] Инвиктус не считал что с ним поступили несправедливо. Он попросту не мог осознавать подобные вещи, принимая любое событие как очередной факт... но сегодня о сможет понять насколько справедливо то, что происходит. С ним. С ней. С ими. И насколько мелочна и труслива показная забота сородичей об устройстве мира. Инвиктус наконец-то сможет узреть ответы в глазах сестры, которую обрекли на ужасное проклятие - осознавать ядовитую горечь несправедливости.

- Значит их страх виноват во всем.
https://i.imgur.com/GDeQhAp.png
но предлагает...

+1

5

[indent] Хаос не обязывает, но и не предлагает. Он просто поглощает. Абсолютная доминирующая сила, ее влияние кажется ничтожным в самом начале падения во мрак - но именно это есть самая обманчивая иллюзия и очевидное начало конца; пустота, разъедающая сначала мысли, затем - личность, превращая её в калейдоскоп останков былого я. Каждое слово - прекрасно-тягучее и липкое, от которых хотелось облизать сухие губы и немедля ощутить медовую сладость, успокаивающую мысли и колотящееся сердце. Но Тонатос шумно выдыхает, закатывая глаза к небесам вечного увядания; она чувствует как обожжённая чужим дыханием плоть сдается армии мурашек; ей хочется ерзать, встряхнуть себя, сбросив с себя удушливую черную шаль, в кокон которой ее так старалось завернуть самое близкое существо во всем мире. Опять. Снова.

- Открою тебе тайну, брат мой, - Тонатос не двигается с места, но пылает изнутри жарче тысячи солнц. Кажется сделай на тронутый гневным румянцем щеке надрез - и вместо крови польется белоснежная магма, - Ведь я никогда ничего у тебя не просила, разве нет? - алое свечение глаз - единственно холодный элемент во всем образе, обнимающий лик близнеца сотней иголок, - Вот думаю, может настала и моя очередь?

[indent] Да. Однажды очень давно он сам пришел к ней с предложением, изменившим ход всего, а Тонатос оказалась слишком прилежной и доверчивой... нет, не так - подавленной и одинокой, чтобы отказать. Порядок скучен и статичен, до невозможности стабилен и удушливо правдив. В мире порядка нет места чудесным сказкам, ярким и невероятным желаниям - порядок мог дать тебе лишь то, чего ты достоин, не больше и не меньше. Хаос совсем иной, притягательный и опутывающий тебя сотней алых ленточек, не позволяющих вовремя "слететь" с крючка. Неоспоримое величие или полный крах. Вот чем на самом деле так опасен их союз: их общая сущность стирает любые грани "правильного" и "неправильного", реального и абсолютно невозможного, открывая любые врата. Никаких четких граней, лишь бесконечно серый океан, в котором готово утонуть всё сущее, стоит лишь слегка разжать поводья контроля.

[indent] Тонатос медленно поворачивается, продолжая игнорировать любые чужие жесты, но весьма внимательно проходится по всем знакомым местам: по выпирающему подбородку, острым скулам, по насмешливо изогнутым тонким губами и наконец находит точку покоя в словно изнутри тлеющих алым глазах. И лишь в узоре радужки она наконец находила такое необходимое ей различие. Её шепот звучит оглушающе громко для вакуума паутины, - Я. никогда. не. была. той. что. хотела. твоего. заточения.

[indent] Они оба знали, что у Тонатос был иной план, но их любимая семья внесла свои неоспоримые коррективы. Сейчас обстоятельства складывались так, что ей недозволенно наградить  близнеца ничем, кроме едких слов, - Я желала нам свободы.

[indent] Неосторожная. Опять. Снова. Бросается своими желаниями, словно не знает, что безумный разум ловит каждое спонтанное, выпаленное в сухой воздух под действием гневного импульса. - Пусть так. Если такова цена спасения мира - мое заточение здесь, с тобой, измеряемое в вечности - я заплачу её хоть дважды. Если наше с тобой исчезновение принесет долгожданный покой всем разом - и на это я согласна.
...
Ответь, такая ненависть наполняет твое пустое нутро радостью?

[indent] Тонатос, вопреки собственным ожиданием, не чувствовала никакого мрачного удовлетворения - ее одолевала злоба, которую она неумело прятала за плотно сжатыми губами. Бессмертная хорошо знала, что её эмоциональность порой самый страшный враг, и именно он в первую очередь растаскивает самообладание по самым дальним углам бесконечных пустошей, окружавших близнецов золотой клеткой. Ей так хотелось его обнять. Пламенем самой раскаленной звезды во вселенной...
Но вместо этого она лишь копирует чужой жест, привстав на цыпочки, как будто бы некто здесь мог подслушать. Пухлые губы почти касаются мочки заостренного уха, но Тонатос никогда себе этого не позволит, ведь любое прикосновение оценивалось как нечто почти заразное, то, что просто сбросит её на несколько пролетов вниз по той самой лестнице.

-Я желаю, чтобы _это всё_ прекратилось. - конечно же, алоокая имела ввиду все эти аномалии, нестабильность, учиненную силами хаоса, разрывами и слиянием с неизвестным - всё, что ныне мешало господству порядка. Но как же ошибочно прекрасны желания, которые сформулированы в корне наверно, - А этого ты мне дать никогда не сможешь.
[indent] И она ошибалась. Опять. Снова...

[icon]https://i.imgur.com/l01up0T.jpg[/icon]

Отредактировано Тонатос (27.02.23 20:10:08)

+1

6

Смотрит прямо в глаза.
Пристально.
Напряженно.
Испытующе.
По-садистски долго...
[indent] Как будто зависшая в небытие Паутины пытка молчанием доставляла Хаосу подобие искажаемого безумием наслаждения, смакуемое им с особой тщательностью. Эта хорошо скрытая за покорёженной маской дружелюбия эмоция, как нельзя лучше подтверждала правдивость слов богини: ситуация и впрямь пьянила чёрное, словно самая беззвёздная ночь, сердце бога радостью. Густое, терпкое молчание было до ужаса многозначительным, а тень змеиной ухмылки лишь добавляла паузе яда недосказанности. Чего он ждал? Чего пытался добиться безмолвием? Неужели тех бесчисленных веков разлуки было недостаточно для того, чтобы накопить достаточное напряжение между близнецами?

Мотивы безумца как всегда безумны.

[indent] Ивиктус прищуривается, буравя сестру взглядом, ловя каждую искорку гнева сверкающую в безде болезненно-алой радужки... Хаос не испытывает трепета пред испепеляющим негасимым алым светом богини. Ведь, чем ярче её Свет... тем глубже его Тени. Игра без правил завершилась так же внезапно как и началась: веселый смех, наигранная беззаботность и незримая угроза, умело сокрытая в невинном жесте.

- Неужели хотя бы раз за всю прошедшую вечность я дал повод сомневаться в своем таланте воплощать невозможное? - мужчина с сентиментальной нежностью поймал кончиком когтя белую искорку обжигающей энергии Тонатос, которая от его искажающего касания в миг вспыхнула алым, а затем погасла, - но позволь все же соблюсти некую справедливую очередность: сперва свобода для меня, затем спасение неблагодарных червей, о которых ты так заботишься, а затем... - злой рок чернильной заразой омрачает медовые речи, кажется сейчас непостоянный безумий бог был совершено серьёзен, -  я преподнесу тебе в дар твое заветное желание.

[indent] Эти слова были сотканы из ярости. Из ненависти. Из безумия. Из кровожадности. И... из любви. Точнее оскорбительно-извращённой версии этого светлого понятия, которое стало для Инвиктуса чем-то навязчивым и практически неотъемлемым, когда речь заходила о сестре. Впрочем... маловероятно, что сам безумец мог до конца постичь собственные прогнившие от яда злобы мотивы, делая шаг на следующую ступень в никуда.
Но теперь он идет не один.
Уголки губ вновь непроизвольно поползли в стороны, обнажая ослепляющую обаянием оскал-улыбку.

- Все честно и без обмана, - продолжает божество, плавно кружа вокруг Тонатос, словно неторопливый сытый хищник, танцующий с жертвой прощальный вальс, - или ты не доверяешь моему слову? Может пожелаешь вновь отгрызть кусок от нашей общей свободы, затянув на горле по еще одной удавке контракта? - его передёргивает от презрения, будто само это слово являлось чем-то в высшей мере отвратительным, - неужели ты сама не устала?... - он останавливается, - сидеть на цепи.

[indent] Проскользил ласковой пыткой прямо по воспаленной гордыне алоокой, отчетливо погремев незримыми, но столь прочными рабскими оковами, которые сестра позволила на себя надеть... позволила надеть а них обоих. Как унизительно. И так трусливо. Если бы Инвиктус знал, кто из собратьев сумел убедить Тонатос в необходимости сделки, то глупца ждала участь намного старшее заурядной смерти... но увы, пока безумное божество точно осознавало лишь одно: оковы ржавеют, ошейник изнашивается, обещания забываются... и только ярость и обида с годами лишь похорошели.

+1

7

Кто мы?
Боги или бессмертные механизмы, отрабатывающие заданный алгоритм? Бесчувственный набор действий, предопределивший начало всему? Мы лишь то, что другие хотят в нас видеть? Или наше существование определяется собственными желаниями и стремлениями… Подвластно нам наше предназначение или же всё давно предрешено? Должны мы подчиниться этому чувству или обязаны эволюционировать в нечто большее, чтобы постичь истинное благо своего явления?
Архитекторы начала… а может – творцы неминуемого конца?

https://i.imgur.com/iSHUJnC.png

[indent] В навязанной тишине Тонатос тонула подобно камню, на самое дно черного океана, которое ей заблаговременно расстелили заботливые руки темного близнеца. Каждое его, полное медовой отравы, слово, безусловно, смягчает спуск во мрак в разы, но не меняет сути: это бездна, не имеющая конца и края, и давно ставшая неделимой сутью брата, вновь жадно и липко тянулась к самой Тонатос. Сила, которой невозможно противиться и так приятно отдаваться. Власть, которой их лишили насильно, в алой агонии разорвав неделимое. Мощь, которая инеем ужаса и осуждения прокрадывалась в чужие души стоило близнецам лишь взглянуть друг на друга.

[indent] Древняя замерла, словно любое движение могло покачнуть её над пропастью тяжелого выбора. Боялась даже вобрать золотистого и пустого воздуха в грудь, чувствуя, каким тяжелым он стал. Капкан неизбежности принятия решения сдавливал её тело и мысли, заставляя одно лишь сердце биться быстро-быстро наперекор притихшему вокруг пространству. Алоокой казалось, будто бы истина где-то рядом, и, нуждаясь в ней так отчаянно, никак не могла её нащупать. Инвиктус возвышался как черная скала, роняя на сестру тень, закрывая от света и являясь единственным источником абсолютной тьмы не только для оболочки паутины, но и для самой Тонатос. Мир словно исчез, оставив в крохотном облаке внимания только их двоих.
Спустя так долго, наконец,
вместе.

— Один раз за всю прошедшую вечность я слепо доверилась, - шепчет она, и каждое слово громом рвало безупречную тишину, - Показать тебе, что было после?

[indent] Белые жгуты энергии ползли из сжатых в кулак ладоней, подсвечивая то, о чем знал каждый, и то, что оставалось всегда позорно сокрытым простому взору. Пентаграмма невообразимой сложности плетения, сотворенная целой группой божеств, что струилась вокруг алоокой, обматывалась вокруг конечностей и колкими шипами всаживалась в шею и ниже, расходясь по всему организму. Ризанис приняла прозрачный-полуосязаемый вид, подставляя под бесстыдный взор мускулистое, изъеденное шрамами тело – россыпь вечного напоминания о битве, которую деос на самом деле проиграла. Самый большой рубец приходился на сердце – кажется, именно там однажды их лысый сородич, выломав ребра, достал наиболее массивные осколки лириума.  Пентаграмма словно пользовалась надрезами и пустотами, образуя магические крючки и петли, оплетая тело так надежно, что уже долгое время сильная близость с аномалиями или иными проявлениями хаоса накатывала легким приступом тошноты и отвращения. В плетении все еще оставалось слишком много пробелов и темных пятен – лишь потому, что именно здесь пролегала вязь энергии близнеца. Он улыбался, и его счастье отражалось в Тонатос тенью печали, а смех обращался в застывшие слезы, слишком нерешительные чтобы скатиться вниз по щекам.

- Неужели ты всё еще не понимаешь, что нам просто не позволено… – ее нахмуренное лицо резко меняется, уступая удивлению... от привкуса лжи на собственном языке. Эта горечь, которой Тонатос буквально подавилась, парализовала нутро: нет, это просто _они_ всегда были против. Полные страха и неприязни голоса пели сладко миллионы лет, доказывая, что хаос и порядок – абсолютно несовместимые вещи. Но мир словно был мудрее, подсказывал с самого начала, подталкивая близнецов друг к другу. Ибо... так и было правильно, с самого начала.
Нас всегда было двое – не просто слова, а аксиома. Их должно быть двое. Рядом. В м е с т е.

[indent] Жизнь словно делится на до и после, а последняя ступенька навстречу ошарашивающей правде дается поразительно легко. Нет никакой возможности отрицания – Тонатос и правда устала. Она наконец поняла, что исчезновение близнецов не принесет долгожданный покой, лишь посеет еще большую смуту. Слияние их начал в едином теле даст начало черной дыре, пожирающей всю существующую реальность, а любые оковы – глупая отсрочка неизбежного. Любые возможные вариации – ошибочны и ведут к краху.
И лишь их единство рождает величие.

- Семья. Разве я сказала, что меня заботят их жизни?ведь_им_всегда_было_плевать_на_наши.

[indent] Кровь грохочет в висках, а зрачки сужаются до невозможности навстречу тьме, являя такую прекрасную, навсегда насыщенную _алым радужку.
- Не хочу больше никаких клятв или обещаний. Цепей, оков, контрактов. В пекло это всё, - всегда и постоянно, кто угодно пытался её контролировать и использовать. Контроль_это_Я.

[indent] Сжатые кулаки наконец раскрываются навстречу предназначению. Теперь Тонатос была готова его принять. – Вместе.
Вот_наше_заветное_желание.
Исполни.

[icon]https://i.imgur.com/l01up0T.jpg[/icon]

+2

8

[indent] Шумный вдох сквозь сжатые в спазме зубы. Отрывистый. Жадный. Пугающе схожий с тем, как разгорячённые погоней гончие пробуют на вкус терпкий мускус панического ужаса... но Ивиктус с фанатичностью безумца охотился совершенно за другим пьянящим воспаленный рассудок ароматом: решимость. Тончайшая шелковая нить общего прегрешения, которая оказалась прочнее любых оков. Миг. Всего лишь одно жалкое мгновение и треск фундаментальных истин _навязанных обязательств_ ласковым теплом растекся по телу... больше напоминая гнилостную болезнь, чем долгожданную благодать. Из легких то и дело вырываются хрипы. Безумный бог тяжело дышит, стараясь поскорее адаптироваться к призрачной, еле пробивающейся через магические печати, связи. Но этой эфемерной капли единства вполне хватает, чтобы Инвиктус пришел в ярость.

- Что... они с тобой сделали? - фраза эта была сплетена не из слов, а толкование их невозможно было выразить ни а одном из существующих языков, то был чистейший концентрат безумного гнева. Однако, Ивиктус был уверен, что сестра понимает. Опаляющий первозданным жаром взгляд лихорадочно метался по доверчиво обнажившемуся телу Тонатос: чернильные шрамы совсем не смущали его, наоборот... безумец находил волнительно-прекрасным доказательством своей исключительной любви к алоокой стражнице порядка, Инвиктус даже умудрялся восхищаться дивным безобразием отметин, пока блуждающий взор не застыл на самой важной детали: хирургический рубец, что рассекал грудную клетку, устремляя неровную полосу от солнечного сплетения вниз, почти достигая подтянутого живота. Новая волна неконтролируемой агрессии бурлящей лавиной погребла под собой существующую реальность, - как они посмели?!
исказить твоё совершенство.
https://i.imgur.com/Wt34zJo.png
Вопль больше похожий на хор тысячи грешников рваной раной разрезал безмолвную пустошь Паутины.
Оковы трещат.
А может это кости?

[indent] Пробитые сокрушительным ударом ребра сестры хрустят, словно сухие стебли погибших роз. Их осколки острее самых бритвенных шипов впиваются гранями в когтистую лапу обезумевшего монстра, чьи когти с извращенной лаской сжали бьющееся сердце богини. Упрямое. Слишком отважное. Чрезмерно гордое. Такое знакомое... Подобная близость тут же приносит агонию:
Нельзя.
Нельзя.
Нельзя.
[indent] Сигилы ослепляющее вспыхивают в воздухе, сплетаясь вокруг шеи и запястий, проникают под кожу ядовитыми иглами, вплетаясь в магическую паутину Хаоса. Божество войн много знает боли. Много он причинил сам, и не меньше причинили ему. Но то, что давилось ощутить клятвопреступнику было чем-то большим... то была не агония, то был многократно утрированный кошмар, мгновение которого ощущалась вечностью.
Нельзя.
Нельзя.
Нельзя!
[indent] Даже Безумный властитель разрушений имел свои пределы испытываемых страданий, сколько бы не бился разъяренный монстр, оковы ему не разбить... разве не так? Остается лишь отступить на шаг назад, забившись в свою нору, зализывая свежие раны. Покорно смириться, бесконечно-долго растворяясь в кислотной отраве злобы и одиночества. Гнить в чернильной пустоте, куда никогда не проникнет даже крохотного лучика Солнца... куда никогда не придёт она.
Хватит.
[indent] Рывок. Чавкающий звук, потревоженный плоти, треск лопнувших артерий и связок, а затем благословение... сердце Тоатос покоится на ладони у её проклятого брата-близнеца. Оно все еще ровно бьется, поддерживаемое силой хаотичного божества. И вот он. Прямо на сверкающей от крови гладкой поверхности адоматьевого органа: ключ к свободе. Самая главная часть связывающего сигила клятвы, которую столь подло спрятали, прочно связав с единственным уязвимым местом богини.

- Я недооценил чужое коварство, - сквозь зубы прошипел бог, в нерешительности замерев на месте... стоит лишь сжать кулак и цепи клятвы разорвутся, как будто их и не было... наполненное благородной кровью сердце лопнет от давления, слово переспевшая клюква. Но вместе с тем сгинет прекрасная, изуродованная веками борьбы  и слияниями Тонатос, после чего сестра будет вынуждена переродится в новом ослабленном теле. На эту великую жертву Инвиктус был не готов пойти, - и он это знал, - безумный бог отрывает взгляд от пульсирующего куска плоти, вдумчиво разглядывая эмоции, мелькающие на непроницаемом лице богини порядка, наверное, она все давным-давно поняла, но слова как будто сами срываются с губ, - чтобы быть вместе, нужно уничтожить первый из символов сигила, но если я его уничтожу, то останусь один... на редкость жестокосердый парадокс.

[indent] Не то, чтобы у их было много времени на принятие верного решения. Энергия хаоса вполне успешно поддерживало жизнь в богине, не давая Искре угаснуть, но сколько долго Тонатос сможет жить с зияющей дырой в груди? Богу войны был неизвестен ответ, ведь его тело и разум могли предсказать лишь бедствия, но никак не чудеса спасения.

[icon]https://i.imgur.com/vBOjWLo.png[/icon]

Отредактировано Инвиктус (05.06.23 21:01:58)

+2

9

[indent] Всё — пыль.
И всё есть _вечность. Будто бы не было ничего в достаточной мере сопоставимо-величественного, способного спорить с этой бесконтрольной силой. Первородные импульсы пронзали их бессмертные тела, настойчиво напоминая, что это – лишь ничтожная оболочка, наполненная кровью и _болью.

https://i.imgur.com/JaQzZaS.jpg

[indent] Она опаляет раскаленной до предела вспышкой, задевая не только часть внутренностей и острых костей, но и парализуя мысли на несколько ударов пока бьющегося сердца. Чувство было столь сильным, что белым полотном стирало любые прочие эмоции, будь то шок или растерянность – впрочем, деос хорошо понимала суть происходящего, словно мир в разы замедлился ради этого краткого мига. И в тоже время _она чувствовала, как продлевается до бесконечности её неизбежное падение в пламенную агонию.
Боль – это жизнь, и боль – это _он. Такое же правильно-неделимое, как и они _вместе.

[indent] Тело перестало принадлежать себе, оно нерешительно и беззащитно повисло под действием гравитационного подчинения, удерживаемое в вертикальном положении одной лишь властью хаоса. Всегда прочная и неуязвимая Тонатос осталась где-то за пределами сомкнувшейся арки, разделяющей родной мир и полотно Паутины. Кажется, алоокая сдалась так легко… но просто потому что и не боролась вовсе, напротив, делая шаг навстречу раздирающей черно-красной ярости. Белоснежные нити пентаграммы, натянувшись до предела, опасно окрасились в кровавый. Нежный шелк сложных пут оказался прочнее адалантина, сосредоточием яркого пламени пульсируя вокруг сердца, которое вопреки всему продолжало настойчиво ровно биться, аккумулируя и всасывая в себя, как черная дыра, зримые потоки энергии.

[indent] Семья и правда коварна – не только надежно спрятала ключ к свободе той, что не позволяла себе слабости, но и сделала любое вторжение в ядро пентаграммы абсолютно невыносимым. Действительность медленно пульсировала алыми пятнами, и каждый новый удар сердца давался тяжелее прежнего. Давно забытые прикосновения хаоса считывались телом совершенно по-особенному, чернильным опиатом разливаясь по организму, но даже этого было недостаточно, чтобы заглушить настойчиво жалящие богиню, как россыпь ядовитых зазубренных шипов, оковы.
«Они всегда недооценивали и нас», — также неосязаемо подмечает сестра и тонкая рука слабо, но уверенно тянется к своему отражению. Кровавая ладонь касается мужской щеки, чуть вдавливая острые ногти в серую плоть, будто бы Тонатос пыталась успокоить буйного зверя. Потерпи немного, еще мгновение, и проржавевшие прутья сигила рухнут и, как все наши прошлые и будущие враги, неминуемо обратятся в благословенное _ничто. «Ничтожно малая жертва. Свет рождается и гаснет, а величие будет нашим всегда.»

[indent] _Решимость. Их общая награда; выдранный с знакомым теплым хрустом трофей; навсегда и надежно связующая нить, просачивающаяся сквозь любые оковы. Её темный отблеск Тонатос с легкой, почти полубезумной кровавой улыбкой считывала в чужих зрачках, а в ответ Инвиктус увидел бы нечто другое, такое же принадлежавшее лишь им обоим.

— Наши цепи - это ошибка, — слова невнятно пузырятся кровью на пересохших губах, но мысли на _первом, древнейшем из языков ласково касаются чужого сознания, щедро растрачивая драгоценные секунды. Кажется, время впервые обрело для них ценность, но даже сейчас Тонатос распоряжалась им так неуклюже, позволяя ладони мягко падать вниз, оставляя на раскаленной злобой плоти близнеца красный след, — Кому же как не мне её исправлять?

[indent] Теплый свет, источником которого было кровоточащее сердце, мерцал на таких похожих лицах, и чем ближе трепещущий орган чувствовал свою справедливую гибель, тем сильнее становилось свечение. Эта энергия казалась такой чистой и безупречной, что перекрывала своим идеально-алым умиротворением полутоны царства вечного заката. Словно боль, которой Тонатос подчинилась ранее, попросту трансформировалась в этот самый поток, обнимавший замершие тела россыпью бликов. _Саморазрушение – не грех и не благодать, некая другая форма грубой мозаики, из которой были сотканы их искры, и суть которой Тонатос предстояло впервые постичь до самого конца. Тонкие пальцы ищут переплетения с чужими, сливаясь в замок, вкладывая в этот жест всю себя с расовым отрицанием – вместе и навсегда, пусть этого уже не видно, реальность немой вспышкой оказалась смыта в белоснежный писк.

[indent] Потерпи... еще мгновение – Тонатос успела утешить и саму себя. Боль обязательно утихнет, ведь всякое солнце, умирая от взрыва, обязательно воспылает вновь ярче прежнего.

[icon]https://i.imgur.com/jOWPToP.png[/icon]

+1

10

[indent] Когти сестры приятной болью заскользили по искажённому звероподобному лицу монстра. Сквозь тонкие порезы заструилась раскаленная до разъедающего очи белого свечения кровь. Приятно. Но слабого утешения было катастрофически мало, чтобы унять разрывающий внутренности ураган первородной ярости... ненависть Безумного божества была столь всеобъемлющей, что ей постепенно становилась тесно в рамках типичной для Инвиктуса кровожадности. Искры мстительности и изощрённой жестокости замелькали в безудержном урагане противоречивых чувств, разобраться в которых не смог бы даже самый совершенный разум.
Однако, очевидно было два факта:
Нет ничего, что Хаос ненавидел более, чем постыдное заточение.
И не существовало такого существа, которое бы он любил больше, чем сестру.

[indent] Больная. Порочная. Разрушительная. Его привязанность ходила по всем граням наркотической зависимости, одновременно сочетая темою страсть и непогрешимую нежность. Изумительное в своем безумии чувство безжалостным потоком агонии бушевало на физическом, метальном и энергетическом уровнях. Боль от которой невозможно отказаться. Но и терпеть ее более не было сил.
Казалась пытка длится уже целую вечность.
Тогда почему только сейчас стала так невыносима?

[indent] Потому что грозилась подойти к финалу... завершение муки и начало бесконечной столетий разлуки билось в руке напуганной птицей. Ловушка собратьев казалась безупречной. Они были правы. Инвиктус ни за что бы не решился приложить ничтожное усилие, ласково прорезав черными шипами когтей живое сердце сестры, уничтожая вместе с ритмичным биением и печать оков. Но. Сородичи позабыли о самой Тонатос. Для нее невозможное было до истерического смеха простым.

это было прекрасно.

[indent] За нескончаемые тысячелетия проведённые в заточении Инвиктус ни на секунду не преставал мечтать об этом моменте: электрический ток пробежал по телу, неся негу, легкость и снимая любые запреты. Легкие с детской жадностью напыляются воздухом, который пропах грозой, металлом и... свободой. Обрывки старинной печати хлопьями снежно-белой энергии опадают на землю. Теперь Безумный бог больше не был бесплотной тенью давно позабытых времен, что опускается на землю лишь в самый мрачный час, ныне он обрел то, чего его вероломно лишили. Мрачное ликование растопленным медом растеклось по воспаленному разуму безумца, но горечь скорбной утраты на кончике языка портила долгожданный вкус торжества.

[indent] Бог войны видел смерть бесчисленное количество раз, однако именно в этот миг он познал истинную трагедию данного события. Если бы жестокий разум безумца был способен на горе, то это было самое время познать все грани скорбного чувства. И вновь разочарование: Инвиктус не ощутил ничего, кроме привычной ярости и алчности. Он оказался не готов покорно разжать руки, благородно позволив Тонатос рассыпаться на обжигающие искры пепла, оставив в прошлом мучения, на которые он сам ее обрек. НЕТ. Не для того он обрел силу, чтобы подчиняться опостылевшим условностям мироздания!

[indent] Гибель уже начала бросать тень неотвратимого увядания на прекрасное лицо сестры-близнеца, выпивая до дна краски жизни, трещинами ложась на бледный бархат кожи.
И он улыбнулся ей.
Не утешающе, не нежно и даже не печально. В сантиметре от губ богини порядка расцвела злорадная усмешка отчаянного безумца, решившего поставить на кон больше, чем он мог предложить. Анатомия Инвиктуса не предусматривала внутри его искаженного аномалиями тела таких условностей как "органы" или даже чего-то отдаленно напоминающего их... но под браней из черного адоманта ребер все же сочилось расплавленной ярость нечто заменяющее ему сердце. Вихрь из тьмы, порока и агрессии, чем-то напоминающий космическую черную дыру являлся энергетическим центром божества и состоял по большей части из хаоса, а в меньшей - из живой раскалённой материи. 
Ладонь покровительственно накрыла отвратительную рану на груди Тоатос.
Инвиктус почувствовал острые осколки сломанных костей, липкость крови и привычное мягкое тепло.

[indent] В его тьме было до смешного мало света. Но он все же был. По крайней мере до этого самого момента: чистейшая энергия неудержимым потоком хлынула в обмякающее тело богини, закручиваясь спиральными потоками, стремясь сжаться в сверхплотную точку.

- Я дам тебе новое сердце, - прошептал он едва шевеля губами, боясь разрушить сокральность богомерзкого ритуала, - забирай все. Все что пожелаешь... сердце все равно бессмысленно в мире, где не будет тебя. Не будет нас.

[indent] Как всегда Инвиктус был искренним лишь отчасти, отдавая сестре в дар лишь половину собственного энергетического ядра, вновь зажигая жизнь в божественной Вестнице рассвета. И новый рассвет ее жизни был ярким. Горячим. Неистовым. Было не до конца ясно примет ли чужеродную энергию тело Тонатос... но от чего-то Безумный бог был свято уверен в успехе своей омерзительной затеи. Богиня порядка  воистину могущественна. Лишь она могла взять чистейший хаос и по воле своей подчинить неукротимое, заточив в нерушимые рамки совершенного порядка. Однако. Каким этот самый порядок станет теперь? Решать только ей.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/805/436276.png[/icon]

Отредактировано Инвиктус (20.11.23 12:17:59)

+2

11

[indent] Тонатос часто думала о смерти: видела её неизмеримое временем превосходство над самой жизнью; видела красное месиво войн, когда в пылу битв трупы падали поверх ещё цепляющихся за возможность выжить солдат, но до этого никому не было дела; спокойно наблюдала за пышной процессией похорон одного единственного существа и множество скорбных голосов, покорно следовавших за давно остывшим телом; пыталась изучить смерть с магической ее составляющей, надеясь, что некромагия  даст хоть какие-то ответы, но в итоге оказывалась лишь чем-то побочным; следила и за течением иных истинно бессмертных существ, населявших их такой богатый мир, но даже те могли пройти за неосязаемый барьер. А деосы и смерть - две параллели, которым не пересечься. Мы никогда не умираем - позже думала Тонатос - мы лишь трансформируемся в нечто новое.
Вот почему она не сомневалась и сейчас, вновь подойдя к этой непробиваемой черте.

[indent] Ревущая боль, донимающая тело Тонатос как капризное дитя, очень быстро растворилась в этом потоке света, обнявших близнецов единым коконом. Может, таким и было их настоящее начало: в единой утробе пространства, не определяемой добром или злом, лишь двумя сторонами сил, что равномерно распределились между искрами. Такие разные и единые одновременно. Этому трансцендентному переходу не подчинялось время и даже чужое пространство паутины - то что творилось в сиянии было лишь делом близнецов.

- Мы ждали миллионы лет, а ты не согласен еще на какую-то сотню?

[indent] Угасающее в уютном свечении сознание усмехается, будто бы не было никакой агонии - тело Тонатос стремительно ослабевало, губы каменели в последней полуулыбке, по безмятежному лицу шли трещины, и всегда пылающие очи впервые гасли, уступая забвению. Но вместо того, чтобы рухнуть в мягкую перину столетнего небытия, в котором прятался долгожданный покой, Тонатос уверенно хватается за протянутый канат абсолютной тьмы. Он жадно тащит ее к себе, и бессмертной в очередной раз не хочется сопротивляться этому чувству, ведь истина была давно известна - нет ничего более прекрасного, благословлённого и одновременно проклятого, чем их _единство. Всё что пожелаю?
Она желала свободы - и вот она, в их крепких объятиях; хотела быть всегда вместе - и это желание властно просачивалось в нее нитями жизни самого близнеца, что смешивалась среди обломков ребер с чем то, что скромно можно выразить безусловной любовью. Чего же еще пожелать...

- Не лги мне больше никогда, - шепчет Тонатос лишь мыслями, парализовано наслаждаясь чувством входящего в нее сокрушительного ревущего потока безупречной силы, - Нам это никогда не было нужно.
Недоверие, ложь, что угодно из подобного их отдаляет. Кажется, оба близнеца уже давно должны были осознать, что в этом спрятана их слабость и выгода для всех остальных. И главное - в этом прятался обман и самой себя, ведь все это время сердце алоокой билось лишь так, как решил кто-то другой, а не она сама.

[indent] Черные волокна продолжали жадно впиваться в рану. Более толстые жгуты скручивались воронкой в новое ядро, похожее на то, что пылало мраком в груди Инвиктуса. Одно единственное различие - вокруг новорожденного вихря уплотнялось сияющее полукольцо родной энергии Тонатос, той самой, что не позволила ей сразу осыпаться прахом прямо в ладони близнеца. Каждая трещинка на теле теперь опасно сочилась черным, стремительно обращая процесс разложения и вдыхая вместе с жизнью некую новую личность. Плоть болезненно нарастала вновь, но деос оказалась слишком сосредоточена на новых ощущениях, которыми ее наполнил бессмертный брат. И вот, наконец, Тонатос делает уверенный вдох, и кожа приобретает привычную розовинку прежде чем оказывается скрыта тонким слоем сверхпрочной брони. Деос не торопилась подняться, оставшись на чужих коленях, и долго всматривалась в прекрасный лик Безумного бога. Слишком мало времени прошло для осознания всего произошедшего, оно явно догонит её позже, но пока что Тонатос наслаждалась безмятежным мигом. Так давно это было последний раз...

[indent] Рука неуверенно касается своей груди, чертя линию от сплетения и замирая где-то немногим выше места отсутствующего пупка, - Это он. Истинный Порядок, - кажется, в чужих зрачках она наконец-то невероятно отчетливо видит его образ, - Пустота.

И в ней есть только ты - безумный ревущий импульс начала всего, неумолимо охватывающий и поглощающий вспышкой из мириады оттенков. И я.
Последний аккорд великой песни Хаоса, молчаливое, твоё же тёмное отражение - сосредоточие конца.

[icon]https://i.imgur.com/jOWPToP.png[/icon]

Отредактировано Тонатос (17.11.23 15:49:28)

+3

12

https://sun9-64.userapi.com/impg/beweJKFONr9wIOrq-bneI4r0LCsScLA2ECmU1Q/1lTM33xCE2Y.jpg?size=250x417&quality=95&sign=25e8edb08b1d6dda55e1610f04eb1d71&type=album

https://sun9-70.userapi.com/impg/WCB65k5OuGgoO3s7nMdTXSET05MAjW4Takj31g/IvzzqP3VqSA.jpg?size=250x417&quality=95&sign=4568daeb728064fd305495303e48bf75&type=album

https://sun9-73.userapi.com/impg/Hv0Y6LFKv8arDcfGEGRcpsKfFIovnkx5scnHrQ/Wu2KyGi5UfM.jpg?size=250x417&quality=95&sign=9e74fa11ff3679ce35e4cc61a70fba65&type=album

[indent] Черная жижа пустоты вихрем взвилась в груди сестры, медленно закручивая в спираль бездны энергетические потоки. Инвиктус от чего-то свято верил в то, что жуткие метаморфозы изменений коснуться только сути его близнеца, дав ей прочувствовать обжигающую черноту истинной сущности Беспорядка. И он ошибся. Алый ареол раскаленным нимбом опоясал новое сердце Тонатос, замыкаясь на своевольной энергии хаоса, точно ошейник на шее у порабощенного невольника. В венах прорастают шипы терновника. Обжигающая вспышка сжимает легкие новым спазмом, ощущения, сравнимые лишь с неописуемым восторгом первородного греха, захватили безумный разум Инвиктуса впервые за прошедшую бесконечность даруя ему прекрасные в своем ужасе видения:

Власть. Исковерканное, смятое и расколотое ненавистью сознание бога Хаоса никогда не могло постигнуть смысл этого явления... стремление к контролю казалось ему чем-то бессмысленным. Самой целью его завоеваний и бесчисленных сражений было лишь глумливое разрушение. Но не сейчас. Вспыхнувшая в нем искра злокозненной алчности стала прочным отражением власти. Безумная улыбка кривит губы, в каком-то нервном подобии ухмылки. Теперь ему недостаточно простого уничтожения.

Возмездие же хлестнуло его раззадоренное честолюбием нутро, подобно хлысту, жадно облизывающему языком агонии спины покорившихся своей судьбе смертных. Инвиктус никогда не испытывал злобы за все те очевидные несправедливости, которыми щедро одаривал его родной мир. Он позволял приспешникам себя ненавидеть и предавать, смеялся над презрительными взглядами собратьев, даже и помыслить не мог, что ему стоили бы отплатить им всем... в сто крат. Самая низменная мстительность нежно прошептала на ухо каждую мелочную обиду, порождая непознанное желание свершить правосудие Хаоса... справедливость Войны.

[indent] Алый ареол в груди Танатос вспыхнул ярче, а похожие на бред видения немного отступили, сорвав со взгляда кровавую пелену. Новые параноидально-навязчивые желания с воем потонули в привычном беспорядке нездорового ума. Но были ли они забыты? Лукаво прищуренные очи божества войны недобро сверкнули в тусклом свете потухшего солнца Паутины, что являлось единственным молчаливым свидетелем величайшего акта неповиновения предначертанной судьбе. Они пошли против законов равновесия и им этого не простят. Но нам ли просить прощения?

- И это совершенство станет нашим, - в завораживающем омуте бархатного тембра затесались стальные нотки какой-то инородной почти детской жадности. Искаженный лик Инвиктуса стал постепенно принимать привычные человеческие черты, однако как ни пытался Хаос натянуть на себя былую оболочку, звериные черты неумолимо проклевывались из-под маски, - только нашим.

[indent] Он жадно прижался губами ко вновь ставшей горячей шее сестры, чувствуя как под бледным бархатом кожи струится необузданная мощь. Запечатлев легкий поцелуй, Инвиктус поймал себя на том, что мысли его уже были слишком далеко отсюда. Разум божества оголодавшим спрутом шарил по всем доступным измерениям, ища то, что поможет ему... то есть нам... вознестись выше привычного уклада мироздания. И вновь заговорил он, лишь когда уловил связующую нить между желанием и открывшимися возможностями.

- Но для начала нужно исправить ошибки, что были совершены Создателем. Ты никогда не задумывалась над бессмысленностью его замыслов? Он создал и запечатал свое творение, презирая любые, пускай и гениальные изменения, - Инвикус кривится, пытаясь не выдать насколько действительно невыносимо было Хаосу существовать в путах стагнации, - Трансденты, Великое оружие, список можно продолжать долго. Будто само мироздание желает зависнуть в одном бесконечно повторяющемся моменте. Однако, все наши попытки так или иначе приводят к результату: антиквэрумы вновь обрели свободу, гости из иных измерений стали способны пробиться сквозь оболочку, осталось надавить еще немного и ткань мироздания треснет, словно изношенный шелковый платок.

[indent] Инвиктус сконфуженно замолчал, прибывая в неком подобии замешательства. Ранее владыка Хаоса и помыслить не мог, что после вот этого условного "освобождения" может быть что-то еще. Но теперь... ему хотелось не только разрушать былое.

- И на руинах старого мира родится новое, прекрасное царство, - неуверенно и как-то сомканно резюмировал свои мысли мужчина, пытаясь подобрать нужные слова.

[indent] замысел его не имел четкой формы, лишь жалкие призрачные очертания чего-то грандиозного. Не сумевший создать ничего кроме огнедышащих монстров бог впервые осознал сколь бессилен в попытках созидать. Однако. Теперь он был не один.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/805/436276.png[/icon]

Отредактировано Инвиктус (22.03.24 11:43:15)

+4

13

[indent] У их единства совершенно особенный вкус. Его Тонатос почувствовала еще раньше, чем жесткие губы соприкоснулись с её пылающей кожей; в языке смертных едва ли найдется слово, близко описывающее это ощущение, но богиня порядка, улыбнувшись, непременно назвала бы это особое чувство лишь _его именем. Сокрушительный поток хаоса, властно опоясывающий женское тело и свободно проникающий под неважную внешнюю оболочку, прямиком к вечно горящей, как целое отдельное солнце, искре. Ревущая волна безумия, которая жадно заглатывала мысли - тише, тише, быстро думает она в ответ, оправданно считая, что лишь ей дозволено приручить этого зверя. Тонатос распирала сила, которая ввалилась в тело разом, едва только первое из эфемерных колец оков дали трещину; сила, которую невозможно удержать самостоятельно - вот почему темных близнецов всегда было _двое.

[indent] Алоокая вестница жадно заглатывала воздух, будто бы ей в самом деле он был нужен; металась взглядом по золотому меланжу паутины, ища подтверждение реальности происходящего - и находила, в чужих зрачках, в которых абсолютно уверенно плескался искомый хаос. Смертные так наивно противопоставляли начала двух близнецов, совершенно не думая о том, что это лишь две материи, где каждая не имеет смысла существовать без второй. Рука осторожно путается в жестких волосах, крепче прижимая близнеца к себе - нет, она почти борется с желанием вдавить в себя это могучее тело, словно нечто или некто вновь могло отобрать у близнецов их близость.

- Я думала о том, почему же среди бесчисленных форм жизни к истинному перерождению способны лишь те, кто ткал полотно сущего из _ничего.

[indent] Почему? Ответ постоянно лежал на поверхности, но присмотреться к нему было сродни чему-то грешному, ставившему под вопрос смысл всего что теплилось в их богатом, прекрасном мире.

- Мир рождается, и они появляются следом. Трансденты, антикверумы, - кого там еще он перечислил? Неважно, - Живут. Развиваются, чему то учатся, болеют, ненавидят, сражаются, - алый гнев войны смотрит на свою сестру, а она мутно вглядывается в щедро дарованную им обоим бесконечность, - Убивают, во имя своей любви и просто так. И, наконец, умирают. Поколения сменяют друг друга, множатся, а каждая из жизнь - лишь всполох энергии, но однажды этого становится слишком много. Древние механизмы приходят в движение, просыпаются звезды, да, и миру становится тесно, он трещит, ломается и сбоит. Его изъяны становятся лазейкой... - Тонатос полушепотом соглашается с последними мыслями близнеца, прижимая свою еще липкую от крови ладонь к его щеке. Дивное, забытое чувство - простое прикосновение, но отзывающееся так глубоко внутри. Для кого-то сущий пустяк, но для них двоих - настоящая роскошь, которой они были жестоко лишены. - ... лишь подтверждая, что мы невежественно пытаемся отсрочить неизбежное. Энергии уже избыточно много для старого мира, но абсолютно достаточно для нового - сильнее и прекраснее. Мир умирает и после рождается вновь, а мы всегда где то рядом - я более чем уверена теперь, что таков истинный цикл.

[indent] А может, все это было лишь безумным бредом, которому уже не впервые так легко сдавалась Тонатос? И делала это со скользким темным наслаждением, будто отрезвляющее после долгого забвения безумие было сладкой карамелькой со вкусом истины. Наше время пришло, смиренно думает Тонатос, зная, что ее мысли обязательно отзовутся эхом в чужой голове. Вопреки им, деос совсем не спешит вставать, прижавшись к мощной груди и слушая, как гудит, но не бьется чужое сердце. Её собственное теперь было абсолютно таким же.

[icon]https://i.imgur.com/jOWPToP.png[/icon]

+4

14

Потухшее солнце мрачным соглядатаем висело в ржавых небесах междумирья
и в этот миг черный провал его центра принял пугающее сходство с пустым акульим зрачком

[indent] Они наблюдали за гостями Паутины с бесстрастной внимательностью, на которую способна лишь сама пустота. Подобное ледяное равнодушие было сродни морозу в абсолютно безветренную погоду: колючее, пронзительное... неестественное. Вероятно, даже богам с их уникальным взглядом на существование будет сложно постичь этот пугающий эмоциональный штиль, за которым скрывался острый, словно нож, разум Архитекторов.

[indent] Шаархиды. Так они называли сами себя. В пустынном пространстве Паутины никого кроме них не существовало, однако, имя у их вида все же было. И эта очаровательная формальность единственное, что роднило их с прочими мыслящими существами. Отвлекшиеся от своего вечного цикла охоты и поглощения существа беззлобно пялились на гостей, впрочем, не испытывая к их вторжению истинного интереса. Вне времени и пространства эмоции утратили свою ценность, превратив этих несомненно гениальных созданий в нечто совершенно противоестественное.

[indent] Сущность не имевшая определенного облика, но наделенная темной волей, отделилась от общего сгустка, плавно перетекая по энергетическим нитям, постепенно принимая форму схожую с гиганским пауком. Оно потянуло черную лапку к новой, алой нити, касаясь эфемерного потока, после чего хитиновая плоть вздрогнула, начиная неторопливую трансформацию в нечто гуманоидное...

- Убийцы миров... звучит весьма поэтично.

[indent] Инвиктус улыбается сестре, с головой утопая в бархатной волне нездоровой ласки. Болезненная для покровителя войны эмоция непроизвольно отражалась на хищном лике деоса... растягивая уголки губ, искрами одержимости сверкая в алой радужке, тугим комом застревая в горле. Каждое слово Тонатос отзывалось в пустоте его сердца глухим ударом. Как будто бы оно у него было. Даже в самых безумных грезах Хаос не мог вообразить, что подобные речи могут сорваться с бледных уст божества Порядка, стирая до смешного зыбкую грань, что с начала времен непреодолимой бездной простиралась между близнецами. Избегая резких движений, способных развеять сладостное наваждение, Инвиктус еще раз касается кончиками пальцев горячей грудной клетки сестры, плавно скользя по чешуйкам уже сформировавшейся брони, чтобы ощутить реальность столь желанного мига, искусственно растягивая во мраке безумия секунды в века, а века в тысячелетия.
Но насытится моментом он так и не смог.
Как не смог до конца постичь необратимость настигших их изменений.

[indent] Первое что он почувствовал: легкий укол, в эфемерности болезненности сравнимый лишь со случайно брошенным упреком. Впервые за всю их встречу владыка Хаоса позволяет себе моргнуть и эта почти человеческая слабость выдала в нем секундную растерянность. Что-то было не так. Странно, что Инвиктус задумался об этой незначительной мелочи именно сейчас, когда своими руками осквернил священные законы божественного пантеона... подобное святотатство неотвратимо повлечет за собой кару. Казалось об этом ему надлежит думать в момент грехопадения, а вовсе не о легком зуде неправильности где-то на границе между реальностью и мыслями.

- Что ты такое?

[indent] Божество войны повелительно бросило эту острую, точно кромка меча, фразу еще до того, как недоброжелательный взгляд застыл, устремленный на что-то находящееся за спиной Тонатос. Тон деоса не терпел возрождений. А угроза сокрытая в весьма обыденном вопросе могла без усилия сломать волю любого смертного. Но то, на что взирал Инвиктус явно не было смертным. Оно даже не было живым, в привычном понимании этого слова. Жутко было то, что нечто было чем-то похоже на самих мятежных близнецов... да только оболочка эта была искусственной. Искаженное подобие жизни равноценно совмещающее в себе черты мужчины, женщины и чего-то потустороннего. Лишь сейчас до повелителя Хаоса дошел смысл тревоги, не позволившей насладится триумфом: существо зажимало в руке тонкие алые нити, почти невидимые под кровавым светом погасшего солнца, но очевидным был факт того, что концы этих "нитей" вели к ним.

- Молчание не станет тебе спасением, - тем же властным тоном продолжил Инвиктус, исходящая от него аура гнева осязаемым жаром затрепетала вокруг черной стали доспеха, - но даст мне весомый повод для ненависти.

+2


Вы здесь » Энтерос » НЕУДЕРЖИМЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ » ВТОРЖЕНИЕ. Разбитые оковы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно